rolerosa (rolerosa) wrote,
rolerosa
rolerosa

новая смешная книга "Бутик и окрестности"

Эта книжка совсем недавно вышла, продается на Озоне и Литресе. Ее герой Туркунов - забитый женой и жизнью провинциал, который вдруг выигрывает 1 миллион рублей в лотто. Он решает скрыть от семьи свой выигрыш и рвануть в Москву, чтобы пожить 3 дня как олигарх. Это глава из середины книжки. В предыдущей главе Туркунов покупает новый костюм Х Босс и теперь ищет возможность избавиться от старого.

ЩаВАС-АГА

Миллионер выскочил из «Мен ин Блэка», пробежал метров сто по Телесникову, свернул на Старопрянную и только тогда заметил, что на него оглядываются, спешащие по своим делам, москвичи. Старый костюм окончательно разклубковался. Засаленные рукава болтались в обнимку с залатанным белой в горошек материей карманом брюк, из которого Туркунов так и не вынул носового платка. Попытка спрятать костюм под пиджак не увенчалась успехом. Торчащая из-под темно-синего «Хьюго Босса» светло-коричневая штанина «Большевички» вызывала у москвичей еще большее подозрение. Со стороны могло показаться, что он только что ограбил бомжа. Плюс ко всему, Туркунов озирался по сторонам в надежде отыскать укромное место для выгрузки старой одежды. В голове начали появляться иррациональные мысли. Демоны, удачно имитировавшие внутренний голос, советовали перебросить костюм через забор и дать деру. Миллионер как раз пробегал мимо подходящего глухого забора. Он уже начал мастырить узелок из старого пиджака, подготавливаясь к переброске, когда заметил над забором флаг. Флаг был красивый, желто-красно-синий со звездочками полукругом. Внутренний голос, заметив знамя, перекричал демонов и отговорил Туркунова от бросательной затеи.

Отчаявшийся миллионер уже запихивал старье обратно запазуху, когда увидел мусорные баки. Они стояли за кованной оградой, что продолжала каменную стену. За оградой красовался свежей штукатуркой желтый дом. В углу двора, который примыкал к зданию с флагом, как раз и стояли четыре новых чудесных мусорника.

Туркунов проскользнул в приоткрытую калитку, подобрался к баку с синей крышкой и сунул под нее насточертевший костюм. Проделав эту процедуру, он выдохнул с облегчением. Затем выдохнул еще раз и откашлялся, чтобы освободиться от попавших в горло компостных испарений. Кашель повторился сам собой, и когда кто-то постучал его по спине Туркунов кивнул в знак благодарности. За стуком последовал визгливый крик, но гул собственной респираторной системы отодвинул его на второй план. При повторном взвизге Туркунов обернулся и увидел человека в мышиного цвета фартуке поверх душегрейки. Человек был примечательно мал ростом, красн лицом и редкоус. Его глаза выдавали рассовую принадлежность, а метла в руке – профессиональную. Человек продолжал ругаться на непонятном языке. Егерьская кепка, одетая козырьком наружу, при каждом гласном звуке приподнималась, чтобы вернуться на голову для передышки на шипящих согласных.

Отойдя от первичного шока, прижатый к мусорнику миллионер стал разбирать измельченный речетатив, который вылетал из золотозубого рта дворника.

- Щта, бамба брасала тарариста! Щта, бамба брасала тарариста-сабака. Ва-ахнасяльска псальста бамба убит хатела! Щавас-ага хатела убит сабака!

«Собака» и «убить» было сказано явно по-русски. Туркунов огляделся вокруг, но не заметил во дворе домашних животных, ни живых, ни мертвых. Дворник, тем временем, наступал. Его метла мелькала перед глазами миллионера. Туркунов закрывал лицо руками и пытался объяснить, что он не убивал никаких собак, более того, даже не видел.

Контраргументы нарядного щеголя произвели на небритого гастарбайтера впечатление обратное желаемому. Он возмущенно топнул ногой, выпучил глаза и повысил тон.

- Щавас-ага сабака тарариста убиват хатела! Щавас-ага – рахмат лукум! Несмотря на испуг, Туркунов заметил, что метла перестала беспорядочно порхать перед его носом. Теперь дворник использовал ее в качестве указки. Она удлиняла дворникову руку, которую тот вытянул в сторону возвышавшегося за забором здания с флагом.

- Ва-ахнасялска псалста бамба кидала таррариста, - гнул свое пролетарий, слегка нараспев, – Щавас-ага убивала сабака-сволось.

Миллионер собрался было бежать, но тут из подворотни выскочила псина и кинулась на подмогу дворнику. Пес походил на своего хозяина неаккуратностью и беспочвенной агрессивностью. Туркунов укрылся между баками, от которых по-прежнему пахло пищевыми отходами. Он прыгал на одной ноге, а другой оборонялся от собаки. Рукам не давала покоя метла. Ею дворник поочередно наносил колющие и режущие удары. В промежутках между ударами дворник разъяснял псу подоплеку конфликта.

- Щавас-ага сабака таррариста бамба кидала, убил хотела.

Туркунов менял ноги, но они обе все равно устали. Итог сражения не вызывал сомнения. Миллионер сделал последнюю попытку проаппелировать к дворникову чувству здравого смысла.

- Ну вот же она собака! – вскричал он, указывая на вконец взбесившегося кобеля. – Вот он ваш Щавасага, жив-здоров! Не убивал я его!

После этих слов наступила нежданная тишина. Даже группе гимназистов, наблюдавших за битвой из-за ограды, она показалась зловещей. Лицо дворника перекосилось до неузнаваемости. Он стал похож на Чингизхана, которому жители Хорезма вместо ключей от города принесли три мешка недоброкачественных арбузных семечек. Даже пес притих и поглядывал на Туркунова с сочуствием. Дворник начал медленно.

- Мухта-ир, она Щавас-ага сабака звала? – как бы спрашивал он у своего четвероногого помошника. – Она вахнасялска псалста бамба таррариста брасала. А-а-а. Харасая человека Щавас-ага убивала хатела. А-а-а, - дворник самовозбуждался и кобель, чутко улавливая нарастание эмоций хозяина, начинал грозно рычать и скалить зубы. – А-а-а, сабака... Засем человека хараси убивать хатела Щавас-ага, сабака? – Чингисхан снова переходил на крик, а псина на лай. Взвизгнув еще несколько раз с повторением уже известных полурусских ругательств, дворник вдруг застыл. Его глаза бурлили кипящей ненавистью, а правая рука ползла за пазуху надетого поверх телогрейки синего халата. У Туркунова выступили слезы. Умирать с нерастраченным миллионом не хотелось.

Воспользовавшись туркуновской депрессией, настойчивый пес прокусил Босса. Миллионер вскрикнул и впервые в жизни совершил административно-наказуемое деяние, попадающее под статью «Жестокое обращение с животными». Кобель отлетел в сторону, а Туркунов еще раз закричал, поскольку заметил, что в появившейся на свет руке дворника что-то сверкнуло. Выстрела не последовало. Перед лицом плачущего миллионера возник лист серой бумаги. Середину листа занимал портрет мордатого мужика, похожего на дворника, только попричесанней. Над его головой сияла красная надпись – «Смерть Америке». Внизу, черным шрифтом надпись повторялась на неизвестном Туркунову языке.

Дворник тыкал пальцем в портрет и рычал – «Щавас-ага»! Потом указывал на пса и говорил – «Мухтаир сабака». Он повторил эту процедуру раз шесть, хотя Туркунов понял с третьего. Взволнованный отсрочкой смертного приговора, миллионер кивал с дрожащей улыбкой и заискивал, - Собачка М-мухтарчик, Щавас-ага, папа ваш.

- Ты папа дурак, - отреагировал дворник без знаков препинания. - Лазай сволись мусор, бамба бери свой сабака, - Чингизхан открыл крышку бака, и они с Мухтаиром снова зарычали. Бак выдохнул помойкой так, что Туркунова качнуло. На противоходе он заглянул внутрь. Его костюм уютно расположился на взорвавшемся баллоне с перекисшими огурцами. Туркунов выгнулся подковой в попытке уберечь Хьюго от осквернения. Дотянувшись до боссова предшественника, миллионер схватил его пятерней и вытащил наружу. С костюма капал пенистый рассол. Видимо рукаву все же удалось проникнуть в чрево баллона. Туркунов посмотрел на дворника, тот закрыл крышку.

- Хади осуд таррариста, - указал он Туркунову на калитку. – Суда приди, убил совсем.

Туркунову не нужно было повторять дважды. Он выскочил через калитку, не успев ее толком открыть. Не снижая скорости, он помчался по Старопрянной в надежде скрыться за каким-нибудь поворотом. За спиной он слышал дыхание Мухтаира, а в левом ухе пульсировали дворниковы угрозы. Наконец миллионер выбежал на оживленную улицу. На углу стоял трамвай с открытыми дверьми. «Спасение!», - мелькнуло в раскаленной подкорке, и Туркунов в тройном прыжке достиг желаемых ступенек. Трамвай был поразительно полупустым. Туркунов никогда не видел полупустых трамваев в своем городе. Пассажиры, имевшиеся в наличие, все как один глазели на вновь вскочившего. Они были свидетелями туркуновского прыжка и теперь обозревали рекордсмена в бутиковом облачении. Видимо в их городе не было принято ездить в трамвае в смокинге со сменным костюмом под мышкой.
Subscribe

  • Диско-сосед

    “Мой сосед объездил весь союз” – это у Высоцкого. А у меня сосед объездил все водоемы в округе на своей лодке. Не знаю, осталась ли…

  • Текучка

    "Согдийцы при наступлении тюркютов много плакали, но воевать за эфталитов не хотели. Битва у Несефа продолжалась восемь дней и…

  • Если бы не

    Если бы не ветер, то ветка не стучала бы в окно спальни, и Америку открыл покрытый сажей капитан первого парохода. Если бы не дождь, то население…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments