Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

C'est moi, грубо говоря

Поскольку верхний пост – это, как бы, резюме, а я в десятке худших резюмейников Восточного полушария, то пришлось надергать фраз из любимых кинофильмов:

“Я к ней философически отношусь”, “Да ничего вам не приятно, что я господин Горохов. Мне самому неприятно, что я господин Горохов”, “Но в этом виноват не я, а мои родители”, “Извини, но для детского сада ты слишком громоздок”, “Но лучше покажите мне ее на небе”, “Они сами не знают, чего они хочут”, “Подавай блюманже с киселем!”

А вот это уже мое, книжка "Бутик и окрестности", говорят смешная http://www.ozon.ru/context/detail/id/19095811/

Если прочитаете, мне будет приятно: "А если мне будет приятно, то я так довезу, что и тебе будет приятно", "Всего делов, то". Отрывок здесь: http://rolerosa.livejournal.com/652.html

Цитаты из к/ф: Аф, НПдМП, ОЧ, ПВ, БЗ, НМБ, ФЛ, Ми, ОМ.

Случаи

Мой друг Птибурдуков любит все темы для разговоров, кроме трех: атомные войны, забастовки в Нигерии и случаи. Особенную неприязнь он питал к последней. Чувства было взаимным. Во всех печатных и даже непечатных изданиях говорилось о ‘его величестве случае’, который однажды приходил к каждому жителю Землю, включая слесарей-сантехников, и кардинально переворачивал их жизнь, выводя на театральные подмостки, на киноподмостки, и на подмостки, по которым идут к яхтам. К Птибурдукову случай приходил два раза и не вовремя.

unluckyMan

Collapse )

Пан Гималайский. Повесть о ненаписанном романе

Случаев достойных запоминания в жизни происходит не так уж много. Поэтому их так бережешь и прячешь от посторонних глаз. Для того, вероятно, чтобы однажды вытащить из рукава, как туза козырного и … написать роман на их основе.
Но романы нынче никто не читает, да и времени нет. А случаи томятся, ворочаются за пазухой и даже, что самое страшное, как-то усыхают, крошатся и развеиваются на холодном весеннем ветре. Если вовремя не написать о них рассказ, то можно их навсегда потерять.

панГим
Но бывают встречи, сногсшибательный эффект которых настолько силен, что в малую форму его описание не вместишь. В силу своей мимолетности они не меняют судьбу, не ломают, во многом предначертанный происхождением, жизненный уклад, но их влияние на психику и воображение огромно.
Collapse )

Али-Баба под портвейном

Времена позднесоветские. Первый курс института. Пьянствую у друзей в общаге. Комнаты на этаже нашего факультета заселялись так: двое русских, двое из братских или развивающихся стран. С моим другом жили южноамериканцы. После полуночи они вернулись домой и дают понять, что пора бы и поспать.

Иностранцы в нашем институте ‘свежие’ - прямо со своих родин. Целый год они будут учить русский язык, а потом их раскидают по разным ВУЗам страны. Это я к тому, что изъясняются они, в основном, жестами и матом, которому их в первую же неделю обучили соседи по комнате.

Домой ехать поздно. Троллейбусы ушли в парк, а на такси денег нет. Меня оставляют в общежитии. У одного из ‘алкоголиков’ соседи-арабы, как он понял, ночевать сегодня не придут. Я иду к нему в комнату и ложусь на ‘арабскую’ кровать поверх одеяла, укрываясь собственной курткой.

И снится мне сон (сомн – как говорила теща И.М. Воробьянинова). Я в пещере Сорока разбойников. Лежу связанный по рукам и ногам. Посередине, в отблесках огня, люди в белых бурнусах и чалмах сидят кругом и поют очень монотонную песню, покачиваясь из стороны в сторону. Попутно, они мечут кости, играют на рассыпанное кругом золото. Не поделив что-то, они периодически достают кривые кинжалы и режут друг дружке горла. Кровь, соответственно, хлыщет во все стороны. Песня и игра, тем не менее, не прекращаются.

Collapse )

Кровавая пепси

Бутылки из под пепси-колы были стеклянными и закрывались железной крышкой.

Море, солнце, студенческий лагерь в Дивноморске. Днем мы шатаемся по поселку и заходим на базарчик, чтобы купить фаршированных помидоров к ночному походу. Подготовка к ‘ночному’ всегда начинается с выпивки – с вином в поселке туго, надо занимать очередь до открытия. На втором месте закуска – базар пустеет к двум часам дня. И на третьем – девушки. Они в наличие круглосуточно, без перерыва на обед.

У стекляшки стоят двое наших, а мы с Вадей сегодня легкотрудники. Солености всегда в ассортименте, за ними не надо ‘переть буром’ через толпу – подходи, пробуй, бери.

Самые вкусные помидоры вон у той адыгейки в красном платке. Но видимо не только нам об этом известно, там уже стоят две девицы в шортах. Подходим, рассеянно прицениваемся (к помидорам, конечно). Вадик почему-то считает меня более красноречивым. Он проявляет нездоровый интерес к толщине наструганной морковки, одновременно усиленно моргая правым глазом. Делать нечего, два каротиновых эксперта вызвали бы подозрения даже у продавщицы, тем более у покупательниц.

Начинаю с глупейшего вопроса, дальше еще хуже. Так и есть – опять подействовало! В донжуанстве главное без импровизаций, женщины этого не любят. Через десять минут мы уже договариваемся ужинать под луной, звездами, пограничным прожектором. Затем быстро прощаемся – на другой стороне улицы появляются две фигуры, с которыми мы пару дней назад договаривались о том же самом.

Collapse )